Преамбула

- Удар! Отбив! Удар! Отбив! - кричал Греку в ухо инструктор.
Тощий галерианец раздражённо морщился, но всё равно продолжал крутить лазерный меч правильно. Инструктор командовал скорее для поддержания статуса, чем из желания чему-то научить. Оппонент Грека этого не знал и продолжал изображать из себя дровосека. Его изначально серый комбинезон местами налился багрянцем и даже оплавился, и Грек ушёл в глухую защиту, опасаясь, что следующий его удар может стать для соперника роковым.
- Удар! Отбив! Удар! Отбив!
Грек понял, что этот кошмар закончится нескоро: противостоящий ему харчер был на голову выше, примерно в полтора раза шире и на полцентнера тяжелей. Весь его вид - от выпирающих из комбинезона мышц до тупого выражения на безносой морде - говорил о том, что попытки порубать Грека в капусту эта махина оставит в лучшем случае ко второму пришествию. А ведь через час свидание с Кирой! Так что когда светящиеся клинки в очередной раз скрестились, Грек замысловатым финтом отвёл луч вражеского лазера в сторону и рубанул хачера по перчаткам. Потерявший связь с рукой противника меч погас, ударившись о металлический пол корабельной арены. "Ну, вот и всё" - с облегчением подумал Грек. Его оппонент считал иначе. На мгновение бездушное, похожее на морду летучей мыши лицо за силовым щитком защитного шлема озарил счастливый оскал, и ребро твёрдой как гранит ладони врезалось в запястье Грека. Меч со свистом вылетел из рук. В этот момент галерианец от всей души благодарил образовательную систему своей планеты, включавшую изучение техник рукопашного боя. Не растерявшись, он увернулся от полетевшего следом кулака и со всего маху врезал противнику коленом в пах...

Первая глава

Бытовало мнение, что успешность десантных батальонов с планеты Земля обусловлена прежде всего жёсткой централизацией аппарата командования. Это не совсем так. В годы повсеместного развала всех четырёх известных человечеству империй один корабль показывал порой гораздо большую эффективность, чем целая флотилия. В истории человечества уже имел место быть подобный феномен: практика использования отрядов рыцарской конницы против многочисленной пехоты в средние века полностью себя оправдала. В итоге Земля сделала ставку на создание самодостаточных боевых единиц. Первый же корабль такого типа доказал: Земля не прогадала. Ограниченная территорией солнечной системы Федерация получила возможность вести полноценные завоевательные войны за многие парсеки от ремонтных баз и станций снабжения. Всего за две сотни лет подконтрольная ей территория увеличилась в несколько сотен раз. Стоило очередной цивилизации под шумок неутихающих войн отколоться от одной из империй, - как рядом оказывался корабль Земной Федерации. Он одновременно мог выполнять функции штурмового корабля, авианосца, десантного корабля, корабля снабжения и бомбардировщика. В официальных документах он значился как универсальный десантный корабль, но был, по сути, маленькой до зубов вооружённой планетой.
(Журнал "Война для детей", 08.03.4856 г.)


- В нашем мире, насчитывающим десятки и сотни видов разумных существ, - стоя над живописно нокаутированным Греком, говорил инструктор, - очень важно знать физиологию противника.
В этом Грек готов был с ним согласиться. Он с трудом опёрся на локоть и, покачиваясь, встал с изъеденного оплавленными росчерками пола. Правая скула горела, по телу словно проехались трёхтонным катком. О харчерах вообще мало что было известно. Они по праву считались мастерами рукопашного боя, но кто мог знать, что у них ещё и некоторые особо уязвимые места отсутствуют? Колено Грека словно врезалось в гранитную стену, а через мгновение мир взорвался цветным калейдоскопом. В общем, Грек подозревал, что видок у него теперь ещё тот.
Инструктор заботливо подал цилиндрик деактивированного меча. Поглядевшись в выпуклую глянцевую поверхность, Грек понял: романтика накрылась медным тазом. Скула распухла, глаз почернел и заплыл. Вся правая половина лица представляла собой один сплошной синяк. Ну и как с такой рожей идти на свидание?! Приложив успевшую остыть рукоять к скуле, галерианец обречённо побрёл к выходу.
- За тобой техническая победа! - крикнул вдогонку инструктор.
Но Греку было уже всё равно.
Конечно же, в душевой обнаружился его противник. Серая кожа, литые мускулы и огромный... Что? Откуда? Грек поражённо уставился на... на харчера.
- Я Грэг. - прозвучал глубокий басовитый голос.
галерианец даже не сразу понял, что обращаются к нему. Несколько запоздало он пожал протянутую руку.
- Грек, - сказал он, стараясь придать голосу твёрдость, - пятая рота, взвод "Удача".
- Я из шестой. - Скупо кивнул ему Грэг. - Что с лицом?
Грек остолбенел. Этот чёртов хачер ещё и издевается? Или...
- Новобранец?
Харчер снова кивнул. На лице не дрогнула ни одна мышца, только носовые перепонки сокращались часто-часто. Грек не удивился бы, узнав, что та ухмылка во время боя была для него первым проявлением эмоций за много лет.
- Не все регенирируют так быстро. - буркнул он раздражённо.
Харчер кивнул в третий раз и вернулся в свою кабинку. Эта невозмутимость начинала не на шутку злить Грека. Он занял соседнюю кабинку, быстро обмылся, и затем ещё долго стоял под струёй прохладной воды, подставляя щёку. Когда он вышел в раздевалку, Грэга там уже не было. "И слава богам" - подумалось галерианцу. Встречаться с харчером ещё раз совсем не хотелось.
После яркого освещения арены широкие коридоры успевшего стать родным корабля казались погружёнными в полумрак. "Как в склепе" - мелькнула шальная мысль. Грек минуту постоял, избавляясь от неприятного ощущения, и двинулся вперёд вдоль правой стенки, стараясь хоть частично укрыть от любопытных взоров пострадавшую часть лица. В это время прохожих было немного, на боевом корабле без дела вообще редко шляются, но вот беда - среди почти шестисот человек батальона не было ни одного, с кем Грек хотя бы пару раз за неполный год своей службы не встречался. Пока дело ограничивалось приветственными кивками, но уже на подходе к лифтам его окликнули.
- Йоу, Грек! - так к нему мог обратиться лишь один человек из всего батальона.
- Привет, Стефан. Как жизнь? - ответил на приветствие галерианец, поворачиваясь к говорящему левой стороной. - Я спешу, вообще-то. Сегодня я и Кира...
- Ой, расслабься, человек. Я только... охтыжничегошеньки!
Грек понял, что манёвр прошёл неудачно. От Стефана вообще трудно было что-либо скрыть - он всегда оказывался рядом в самый интересный момент. Однажды Греку это спасло жизнь, но встретить Стефана сейчас - едва ли не последнее, чего он хотел бы от жизни.
- Что-что сегодня ты и Кира? Вы что - поссорились? - Стефан откровенно над ним издевался.
Грек на секунду представил, как хрупкая медсестричка заезжает ему своим крохотным кулачком в глаз, и невольно рассмеялся.
- Нет, у нас с ней соглашение: я бросаю пить, а она меня не избивает. - отшутился он.
Стефан сразу погрустнел.
- Вот блин, а я тебя хотел позвать в пивнушку. Быть может, хотя бы по яблочной бражке, для настроения?
Пивная на корабле была всего одна. Конечно же, неофициально - но была. Когда Грек вспомнил об этом, его рот непроизвольно наполнился сладкой слюной. С того момента, как он в последний раз ступал на землю цивилизованной планеты, прошло уже больше месяца: желание промочить горло напоминало о себе всё чаще, новое жалование лежало неистраченным. Все свободные вечера теперь он отдавал Кире - хорошенькой и милой медсестричке, у которой был всего один недостаток - она терпеть не могла, когда на свиданиях от него пахло алкоголем.
Галерианец посмотрел на часы - у него оставалось ещё полчаса времени. Решать надо было сейчас.
- По бражке. - согласился Грек.
- Сегодня ты угощаешь. - Стефан хлопнул ошалевшего от такой наглости Грека по плечу. - А синяк мы сейчас уберём.
Вот это было уже что-то, с этого и надо было начинать. Грек разом отбросил все сомнения и поспешил за Стефаном. Они почти сразу свернули в слабо освещаемый узкий коридор и через минуту вышли к грузовому лифту. Широким жестом Стефан пригласил Грека зайти первым, - просто так, на всякий случай, - и уже через несколько мгновений, испытав все радости неамортизируемой перегрузки, они оказались на нижней палубе. Стефан со стоном отлепился от пола и подал Греку руку.
- Ненавижу этот лифт. - с дрожью в голосе констатировал Грек.
- Ты вроде спешил. - подмигнул ему товарищ.
С этим нельзя было не согласиться.
Пивную обосновали в неиспользуемом складском помощении. Исстратившие свой заряд вакуумные ящики для хранения скоропортящися продуктов стали прекрасным строительным материалом. Они использовались и как столы, и как стулья, из них же была сварена стойка для бара. Пивная обладала большими запасами свободного пространства - как и все служебные помещения на корабле. Использовалась едва ли не третья часть склада. При желании здесь могла бы поместиться целая рота - но до такого, конечно же, не доходило.
Сейчас в пивной была лишь группка свободных от дежурства шестиротиков - так пренебрежительно называли членов шестой роты, комплектуемой сплошь новичками. После полугода службы их переводили в пятую роту, ещё через полгода - в четвёртую, и так далее. В качестве поощрения за особые боевые заслуги десантника могли перевести досрочно, скостив таким образом срок службы. Но ради такого подарка надо было очень постараться.
- Эй, Гр-рек! - окликнул его тощий зеленоватый вархалк. - Давс-с-сно тебя с-с-сдесь не ви-идел.
Это странное насекомоподобное создание являлось, как ни странно, хозяином пивнушки. Вархалки были расой профессиональных дельцов и торговцев, чем-то сродни земным евреям: их мало кто любил, но при этом все пользовались их услугами. Их сравнивали с тараканами - говорили, мол, везте пролезут и всё к рукам приберут. По мнению Грека, они больше напоминали кузнечиков - в остальном с мнением большинства он был полностью согласен.
- Здравствуй, Селеста. Я был немного занят.
Кузнечик понимающе кивнул треугольной головой.
- С-с-самки - хлопос-стное де-ело.
Грянул взрыв смеха. Грека перекосило. То, что Селеста знает о Кире, его не удивляло - странно было бы, если бы не знал. Но позволять шестиротикам над собой посмеяться? Галерианец решительно двинулся было к группке зарвавшихся новобранцев, но его остановил Стефан.
- Эй, человек, - сказал он негромко, - ты, вроде, куда-то спешил?
- Я галерианец, - зло бросил ему Грек, - и на этих сосунков у меня времени хватит.
- Галерианцы, люди - один чёрт, физиология та же. Но второй подбитый глаз я тебе закрашивать принципиально не буду.
- Да я... - возмущению Грека не было предела.
- Ты раньше не встречался с харчерами? - перебил его Стефан.
Грек замер. Действительно: среди новобранцев был серокожий великан с мордой, как у летучей мыши. Подбитая скула словно вспомнила недавний бой и стрельнула резкой болью. Быть может, это тот самый? Кажется, нет - ростом явно поменьше, зато шире в плечах. Грек не обольщался насчет своих шансов. На мечах он бы в два счёта разделался со всеми, но в мирные часы оружие на корабле разрешалось носить лишь офицерам. Не говоря уже о том, что к Кире он и правда должен был дойти с минимумом повреждений.
Грек зло скрипнул зубами и сел за ближайший столик. Его компаньон вздохнул с облегчением. Он тут же подскочил к бару и сделал заказ. Селена отчего-то сперва выглядел немного удивлённым, затем поглядел в сторону грека, понимающе хмыкнул и увёл Стефана в подсобку. Галерианцу пришлось прилагать огромные усилия, чтобы выглядеть невозмутимо и не смотреть в сторону компашки ухмыляющихся новобранцев. К счастью, Стефан вскоре вернулся, неся в каждой руке по огромной кружке, а в зубах - плоскую чёрную коробочку.
- Ойё... - только и сказал Грек, когда Стефан раскрыл косметичку.
- А ты что ожидал? Профессиональный гримировальный набор? Генератор регенерационного поля?
Услышав в ответ лишь молчание, Стефан начал было обмазывать кисточку пудрой, но Грек схватил его за запястье.
- Ты совсем сдурел? - зло прошипел он, - хочешь, чтобы все шестиротики надо мною смеялись?
Стефан удивлённо посмотрел на хихикающую компанию.
- Ну да - тут ты прав. - невозмутимо сказал он и взялся за кружку.
Докрашивались они в коридоре. Стефан с видом заправского маляра штукатурил синяк, пытаясь воссоздать цвет здоровой кожи, а Грек старался не морщиться и не материться, когда он тыкал кисточкой в кровоподтёк или красил прямо по глазу.
- Сам виноват, - всякий раз говорил Стефан, - нечего было харчера бить врукопашку.
- Да он первый начал! - возмущался Грек.
- Ну и признал бы поражение.
Грек задохнулся от возмущения и невольно открыл глаз, чем не приминул воспользоваться его товарищ, снова мазнув кисточкой по глазному яблоку.
- Твою ж!..
- Молчи и не рыпайся. - холодно посоветовал приятель.
И Грек снова покорился - Стефан, как всегда, был прав.

@музыка: The Fraiz – Взгляд Ребёнка

@настроение: В ударе. ^_^

@темы: Не хочу жениться!